Покупатель в продуктовом магазине

Стоимость потребкорзины не главный показатель уровня жизни

143
(обновлено 10:03 14.02.2018)
Чтобы судить о стоимости жизни и расходах эстоноземельцев объективно, надо проанализировать целый комплекс различных статистических данных, уверены опрошенные Sputnik Эстония эксперты

ТАЛЛИНН, 13 фев — Sputnik. Опубликованные Институтом конъюнктуры Эстонии данные за 2017 год о рекордном удорожании потребительской корзины могут напугать или расстроить людей, которые далеки от возможности объективно посмотреть на происходящие в национальной экономике процессы и не используют другие, более важные статистические данные.

Только рассмотрев весь объем информации, можно сделать вывод — имеет ли Эстония дело с негативной тенденцией или ситуация куда оптимистичней.

Об этом Sputnik Эстония сообщил доктор экономических наук Владимир Вайнгорт. По его словам, нужно разделять понятия "инфляция" и "потребительская корзина". "Если оценить рост потребительских цен в первом полугодии, то действительно в Эстонии практически роста цен не было, однако во втором полугодии был зафиксирован один из самых высоких в странах Евросоюза рост инфляции. Если смотреть по структуре роста, то он шел по некоторым категориям товаров, по группам продуктов питания, а, скажем, в сфере транспорта рост был меньше", — напомнил экономист.

Медианная зарплата даст ответ

Вайнгорт предлагает оценить ситуацию не по показателям потребкорзины, а с точки зрения реальной зарплаты, так как 2017 год, по его утверждениям, "дал довольно приличный рост зарплаты".

При этом мало использовать данные по общему росту зарплат, нужно посмотреть на медианную зарплату (зарплату сотрудника, который находится ровно посередине зарплатного списка). Экономист назвал "единственно объективными данными" информацию о медианной зарплате Налогово-таможенного департамента.

Он сообщил, что, исходя из этого показателя за третий квартал 2017 года, можно говорить о заметном росте доходов работающих эстоноземельцев — до 906 евро брутто-зарплаты на человека.

"Медианная зарплата — это действительно точная цифра, потому что она выводится на основе персонализированных налоговых деклараций. При этом она использует и другие доходы", — сообщил Вайнгорт.

Он усомнился в объективности данных о потребительской корзине, назвав их "особой песней":

"Я хотел бы посмотреть на этих людей, кто ее составляет в Институте конъюнктуры, чтобы они хотя бы три-четыре месяца жили и питались на основе этой корзины. Она уж очень субъективная".

Поэтому для него как экономиста эти данные если и имеют значение, то исключительно как прикладная информация.

Оценивать в комплексе весь объем данных

Вайнгорт добавил, что надо оценивать все в комплексе: что происходит с пенсиями, пособиями, общественными фондами потребления. То, что в Таллинне для горожан общественный транспорт бесплатный, — это тоже дополнительный фактор при складывании объективной картины. Как и кажущиеся субъективными публикуемые Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Индекс счастья по странам и другие показатели самочувствия людей, добавил он.

По его личной оценке, ситуация в Эстонии 2017 года вряд ли заметно ухудшилась по сравнению с 2016 годом. Он пообещал дать развернутый комментарий по цифрам Института конъюнктуры Эстонии в самое ближайшее время.

В свою очередь другой экономист, доктор экономических наук Ханон Барабанер сообщил Sputnik Эстония, что удорожание потребительской корзины эстоноземельцев — тревожный сигнал национальной экономике.

Барабанер убежден, что экономика Эстонии уже давно нуждается в серьезной трансформации. "Идет удорожание выпускаемой эстонской экономикой продукции — это не самый прекрасный и положительный показатель, который зависит прежде всего от того, насколько экономика успешна", — считает он.

Бизнес ощутил ухудшение ситуации

Предприниматель Виталий Гайчонок, оценивая данные Института конъюнктуры за 2017 год с точки зрения потребителей и бизнеса, сообщил Sputnik Эстония, что ситуация ухудшилась: "Субъективно скажу так — цены выросли, по-другому на этот факт смотреть нельзя. И за последние полгода-год они поднялись особенно заметно". Он добавил, что огорчен последними изменениями на потребительском рынке страны.

При этом доходы, по его оценке, не выросли, а потому рост цен не был смягчен: "Что касается моего предприятия, то зарплаты никому не поднимали. Сам бизнес доходы не увеличил".

Гайчонок объяснил ситуацию новой государственной политикой: "Необлагаемый минимум поднят, и зарплаты с 1 января 2018 года у людей немножко выросли — на 10, на 30 евро. Но акцизы выросли, топливо, бензин — теперь все продукты будут корректироваться вверх". Большой скачок цен он также ожидает в первой половине 2018 года.

При этом он отметил, что, как и экономисты, предприниматели Эстонии редко учитывают данные по потребительской корзине в своей работе и планах. Так, при поиске нового работника бизнесмены ориентируются на данные по уровню зарплат в конкретной сфере.

Как сообщал Sputnik Эстония, потребительская корзина среднестатистического жителя Эстонии в месяц по итогам 2017 года составила 74,40 евро, подорожав по сравнению с 2016 годом почти на 7%. Эти данные можно считать самым высоким показателем за все предыдущие периоды подобных расчетов, отметили в Институте конъюнктуры республики.

За год больше всего подорожали кочанная капуста, масло и картофель, подешевели рыба и мясопродукты. Институт объясняет это общемировым ростом цен, увеличением налоговых ставок, расходами предприятий на энергию и рабочую силу, а также высоким уровнем спроса.
143
Теги:
потребительская корзина, потребитель, цены, доходы, инфляция, отчет, Институт конъюнктуры Эстонии, Налогово-таможенный департамент Эстонии, Ханон Барабанер, Виталий Гайчонок, Владимир Вайнгорт, Эстония, Экономика, бизнес и финансы
Тема:
Инфляция и потребительская корзина в Эстонии (28)
По теме
Рост цен потребительской корзины побил рекорд
Рост цен-2017: на литр водки у потребителя стало меньше
Кризис сливочного масла как манипуляция с массовым потребителем
Эстонская семья тратит 508 евро в месяц на потребительские товары
Комментарии
Загрузка...