Трибуна в зале заседаний Рийгикогу.

Народные деньги на местную политическую пургу

87
(обновлено 16:40 26.10.2016)
Матти Тельк
Каждая приходящая на Тоомпеа правящая коалиция обязуется сократить расходы государства, сделав его эффективнее. Однако на практике деньги тратятся впустую, исходя из предвыборных пожеланий конкретных политиков.

Каждый житель Эстонии неоднократно слышал о сборе средств для покупки оборудования какой-то больнице, помощи детскому дому или на дорогостоящее лечение конкретного нуждающегося человека. В принципе, большинство этих расходов могло бы (или даже было бы обязано) покрываться из средств госбюджета. Однако получатели пожертвований традиционно ссылаются на нехватку средств и отказ государства их финансировать.

Куда же уходят столь необходимые для социальных нужд государственные средства?

С расходными статьями госбюджета в общих чертах может ознакомиться любой желающий, однако как реально тратятся государственные деньги, знают, пожалуй, лишь специалисты и Госконтроль. Последний, кстати, регулярно в своих отчетах критикует министерства и государственные учреждения за недостаточно рациональное расходование средств.

Однако даже он может лишь указать на "перекосы" в рамках действующего законодательства. Сами же законы с точки зрения эффективности затраты средств рассматривают лишь политики, исходя из собственных представлений и корыстных предвыборных интересов.

Тысячи евро за бумажный стаканчик

Возьмем хотя бы систему эстонского судопроизводства. С одной стороны, система откровенно недофинансирована, что выражается в перегруженности полиции, прокуратуры, судов и, как результат, в крайне медленном рассмотрении дел.

Если в производстве прокурора находится одновременно несколько сотен уголовных дел, то при всем желании быстро работать у него не получится. А нанять достаточное число прокуроров не позволяет бюджет. Это относится и к судьям.

В то же время политики одной из эстонских правящих партий, провозгласившие "нулевую толерантность" в отношении любой преступности, внесли не так давно в законодательство поправку, которая вынуждает вести теперь полноценное судопроизводство даже в тех случаях, когда размер причиненного ущерба составляет меньше стоимости бумаги, которая будет затрачена на рассмотрение дела.

К примеру, под суд отправляются правонарушители, укравшие в магазине бумажный стаканчик стоимостью менее 1 цента или буханку хлеба. Согласно ранее действовавшему законодательству, подобные деяния могла рассматривать одна полиция, назначая за это штрафы. Теперь же дело о краже стаканчика, салфетки или банана обязаны вести по полной программе полиция, прокуратура и суд.

В результате стоимость судопроизводства обходится государству в тысячи евро. Становится ли от столь дорогостоящей поправки в Эстонии меньше преступности? Сильно сомневаюсь, да и статистика значительных достижений не показывает. Но зато пролоббировавшие "нулевую толерантность" политики получили ожидаемые предвыборные очки!

Привычка наступать на грабли

Впрочем, тратить деньги под политически мотивированные проекты в Эстонии не впервой. Помните нашумевшую (в первую очередь своей стоимостью) кампанию по разработке национального туристического бренда Welcome to Estonia!, которой руководила будущая первая леди Эвелин Ильвес?

Несмотря на потраченные миллионы, ничего, кроме спорного логотипа, она не принесла. И вот теперь заговорили, что надо бы вновь начать разработку аналогичного бренда. Вероятно, у кого-то из партийных спонсоров или их друзей кончились деньги.

Системе не доверяют, но финансируют

Похожая история происходит и с широко разрекламированной системой электронного голосования на парламентских и местных выборах. Казалось бы, делается благое дело — проработавшая более десяти лет система усовершенствуется, чтобы стать менее уязвимой и открыть новые возможности для использования. Однако давайте реально посмотрим на ее "успех".

Обычно в бизнесе успешность разработанного в какой-то стране уникального проекта оценивается по тому, насколько новинка находит спрос на внешнем рынке. В данном случае — насколько успешно за прошедшее десятилетие эстонскую систему электронного голосования начали использовать на выборах в других странах мира? Ответ очевиден — нашему примеру не последовал никто, обоснованно сочтя подобный вид волеизъявления ненадежным.

Кстати, даже сам председатель комиссии по электронному голосованию Эстонии признал, что в системе могут быть ошибки.

"Разумеется, ни одна программа не застрахована от ошибок, так что поначалу будут встречаться острые углы, требующие шлифовки. Но в ходе тестовых испытаний мы надеемся эти шероховатости устранить. Благо, у нас уже есть десятилетний опыт. Поэтому мы сумеем спроектировать новую модель и подобрать подходящие ИТ-решения гораздо лучше", — отметил глава комиссии Тарви Мартенс, отвечая на вопрос журналиста ERR о безопасности новой системы.

Если систему не признали в мире, а на уровне самой страны специалисты говорят, что в ней могут быть ошибки, то стоит ли вновь вкладывать сотни тысяч евро в ее усовершенствование? Или за этим снова стоят чьи-то политические или/и коммерческие интересы?

Хорошо, пока есть деньги

Эффективность работы любого государства оценивается, прежде всего, удовлетворенностью жизнью проживающих в нем людей. Система судопроизводства в Эстонии из-за вмешательства политиков откровенно "пробуксовывает".

Имидж страны страдает не от того, что у страны нет узнаваемого графического бренда, а от военно-политических игр, в которых участвует руководство страны. Системе электронного голосования с каждыми выборами также доверия все меньше.

Если подобные тенденции продолжатся, то, на фоне сокращения доходов в госбюджет (в среднесрочной перспективе) и окончания периода дотаций со стороны ЕС, это довольно скоро приведет к весьма печальным для Эстонии последствиям.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

87
По теме
EKRE требует ввести прямые президентские выборы
Тоом выступила в европарламенте с критикой электронных выборов
"Just estonishing" не подходит: новый бренд Эстонии придумают своими силами
Комментарии
Загрузка...