Флажок с логотипом Партии реформ

"Черная метка" для Партии реформ

122
(обновлено 18:35 08.11.2016)
Борис Григорьев
Развал правящей коалиции стал для некоторых обывателей неожиданностью, однако клубок проблем, возникший в стране из-за многолетнего правления Партии реформ, сделал конец прежней власти неизбежным.

Сказать, что ухода с первых ролей в государстве "прорулившей" 17 лет в составе различных правящих коалиций Партии реформ не ждали, было бы наивно. Этого хотели и вечно оттираемые от реальной власти второстепенные члены правительства — IRL и социал-демократы, и оказавшиеся не у дел свободники с национал-консерваторами, и, конечно, остававшаяся много лет в оппозиции Центристская партия.

У каждой из этих политических сил были собственные счеты с реформистами, управлявшими долгие годы страной по собственному разумению и лишь изредка делившимися с остальными участниками политического рынка крохами с барского стола.

Как это реформистам удавалось — вопрос не столько к социологам, сколько к специалистам по государственному пиару, ведь Партия реформ из обычной политической силы уже давно превратилась в "партию власти", умело использовавшую для самосохранения все ресурсы государственной машины, начиная от электронных выборов и заканчивая решениями государственных чиновников в госструктурах и связанном с реформистами крупном бизнесе.

Реформисты в бронзе

Пожалуй, именно ощущение всесильности и сыграло теперь с реформистами злую шутку — партия "забронзовела", а с любым бронзовым символом всегда можно сделать то же самое, что реформисты в 2007 году сделали с Бронзовым солдатом.

"Забронзовение" у реформистов вылилось в полную неспособность принимать важные для страны решения, о чем неоднократно говорили их нынешние партнеры по правящей коалиции. Кроме того, само назначение на пост премьера не имевшего никакого профессионального опыта "политбройлера" Таави Рыйваса многие опытные политики из других партий восприняли как издевательство.

Не прибавил любви к реформистам и кульбит Юргена Лиги, назначенного при переформировании правительства на пост министра образования и науки сразу после того, как эту должность покинул ранее публично оскорбленный тем самым Лиги глава социал-демократов Евгений Осиновский. Конечно, вскоре Лиги ушел на должность главы МИД, но ощущение, что реформисты через Лиги как бы "подчистили" территорию после побывавшего там "сына иммигранта из розовой партии", у многих осталось.

Думаю, именно последним фактом и было вызвано решение Евгения Осиновского отправить премьер-министру Таави Рыйвасу "черную метку" о грядущей отставке в виде SMS. Разве можно было пропустить такую возможность "потроллить" оппонента от партии, ранее неоднократно "троллившей" его самого?!

Другим важным фактором, ослабившим контроль реформистов над политической системой страны, стали внутренние разногласия, проявившиеся в противостоянии на минувших президентских выборах Сийма Калласа и группы реформистов, выдвинувших кандидатуру Марины Кальюранд. И хотя Калласу не удалось добиться своего, единство в организации было подорвано, а члены правительства от Партии реформ окончательно потеряли дееспособность.

Побег из идеологической ловушки

И все-таки, несмотря на то что недовольство главным партнером по правящей коалиции зрело давно, до минувших выходных что-либо предпринять никто из младших коалиционных партнеров не решался — слишком сильна была пропагандистская ловушка, в которую они сами себя (не без живого участия реформистов) загнали.

Если бы на минувшем внеочередном конгрессе Центристской партии вновь победил Эдгар Сависаар, то создававшийся годами имидж центристов как "главных врагов эстонской демократии" не позволил бы что-то менять. Теперь же избранный главой центристов Юри Ратас, похоже, устраивает всех, даже невзирая на сохраняющийся договор центристов с "Единой Россией" и входящую в состав партии евродепутата Яну Тоом, наличие которых многократно называлось правыми партиями в качестве препятствий к возможному сотрудничеству.

Поступиться принципами

Простых жителей Эстонии сама по себе смена персон в правительстве, конечно, мало волнует. В то же время небезынтересно будет понаблюдать за тем, какие из программных установок каждая из партий новой правящей коалиции сочтет для себя наиболее важными и где готова будет идти на компромиссы.

Если брать чисто формально, то в возможном правительстве Центристской партии, Социал-демократической партии и IRL большинство будет у идеологически "левых" сил (этим как раз и пугают обывателя "тонущие" реформисты), однако на деле "в благодарность" за пост премьера и несколько других министров "обновленные" центристы вполне могут поступиться идеей ступенчатого подоходного налога и вновь забыть про риторику, связанную с гражданством и русскоязычным образованием.

IRL, со своей стороны, вероятно, "стерпит" организацию бесплатных курсов эстонского языка для всех желающих и некоторые послабления в профессиональных требованиях по владению госязыком, но поставит условие продолжения общей антироссийской риторики и прекращения центристами любых контактов с российской правящей партией. Социал-демократы всегда были крайне податливы к любым инициативам партнеров, а потому, вероятнее всего, их будут интересовать лишь "хлебные" министерства. В результате правительство будет ничуть не левее нынешнего, но уже без Партии реформ.

Пойдет ли это на пользу, учитывая крах транзита и вызванное санкциями весьма плачевное положение с госдоходами, к которому привели страну предыдущие руководимые реформистами коалиции, сказать сейчас не берется никто. Единственное, что можно утверждать наверняка — исправить прежние ошибки будет весьма непросто.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

122
Теги:
развал коалиции, "Единая Россия", IRL, Центристская партия, Партия реформ, Эстония
Тема:
Формирование нового правительства Эстонии (36)
По теме
Формирование нового правительства Эстонии
Комментарии
Загрузка...