Украинские танки вошли в Авдеевку

Роода: новые столкновения на Украине неизбежны

19317
(обновлено 12:37 12.02.2017)
Виллем Роода
Нежизнеспособность Минских мирных договоренностей, нежелание Киева считать повстанцев равноправной стороной переговоров предопределили новый виток гражданской войны, считает высший офицер-аналитик военной разведки в отставке Виллем Роода

Нет ничего неожиданного и удивительного в том, что обстановка на Украине вновь обострилась. Лишь время и масштаб неизбежного нового боевого противостояния оставались до определенного момента неизвестны. Даже место столкновения можно было предугадать.

Авдеевка была одним из трех наиболее вероятных мест столкновения и применения тяжелых вооружений и ударов по густонаселенным пунктам. Похоже, именно мертвые мирные жители были главной целью провокации. В политическом отношении жертвы среди мирного населения — это более весомый фактор, чем погибшие военные. И снова мир подсчитывает артиллерийские удары по поселкам и число смертей некомбатантов по обе стороны фронта.

Противостоящие войска глубоко вкопались в землю и оборудовали эшелонированные линии обороны по обе стороны линии соприкосновения. Прорыв такой линии обороны с обеих сторон потребует больших сил и повлечет за собой значительные потери, которые могут оказаться еще больше, если дело дойдет до уличных боев. А количество сил и средств у обеих сторон ограничено.

Таким образом, помимо создания трех коридоров возможного прорыва войск, одним из которых является коридор в районе Авдеевки, иных военных результатов нового обострения ситуации ожидать не приходится.

Во вред интересам России

Нынешние боестолкновения в районе Авдеевки носят не столько военно-оперативный, тем более стратегический, сколько провокационный характер. Возможность спровоцировать противника в такой обстановке всегда найдется. Достаточно одного выстрела — и немедленно последует ответный, факт которого можно подать общественности в соответствующем свете.

В Авдеевке все началось, казалось бы, с совершенно безобидного и незначительного маневра подразделения ВСУ, в ходе которого группа военнослужащих переместилась на "ничейную" территорию, и по ним был открыт огонь. Перестрелка постепенно накалялась, и дело дошло до применения орудий и минометов. Обе стороны направили в район перестрелки танки и иную бронетехнику, подключились снайперы, заработали системы залпового огня.

Это или любое иное возобновление боевых действий на Украине менее всего выгодно России.

Украина в последнее время, в силу внутренних и внешних политических и экономических проблем, чувствует себя обделенной вниманием западных СМИ. Тема бед Украины к моменту обострения хотя еще и обсуждалась в Европе и США, но уже не в качестве главной, а, скорее, второстепенной. У кого-то в Киеве сдали нервы, не хватило выдержки отнестись к этому спокойно.

Нет достоверных данных о том, что "хитрый" маневр подразделением ВСУ в Авдеевке был совершен по приказу правительства или президента Украины с целью обострить ситуацию и вновь привлечь к стране внимание мировой общественности. Однако совершенно очевидно то, что происшедшее более выгодно Украине и наносит вред России.

И именно в ее адрес раздался дружный (а может, уже и не такой дружный) хор обвинений. Москва попала в очень неудобное положение. Хотя многие на Западе склонны по какой-то причине утверждать обратное, Москва на самом деле не может отдавать прямые и обязательные к исполнению приказы ни Донецкой, ни Луганской народным республикам, и она не имеет реальных мер воздействия на их руководство. Ее влияние на непризнанные республики вовсе не так сильно, как утверждают западные средства массовой информации и некоторые политики.

В то же время она не может перекрыть для республик возможности пополнения израсходованных ополченцами в боях боеприпасов, вышедшего из строя вооружения и боевой техники. Она не может сделать ничего, что могло бы ухудшить положение ополченцев, пока конфликт не будет решен мирным путем.

Среди россиян сторонников Донецка и Луганска намного больше, чем признается Москвой. Прекращение поддержки ополченцев было бы расценено как предательство и вызвало бы сильную реакцию с непрогнозируемыми последствиями. Кремль не может своей волей прекратить оказание помощи повстанцам, даже если бы ему этого хотелось.

Противостоящие стороны на Украине оказались в своеобразном клинче. Любая из них, решись она попробовать покончить с проблемами силой, разгромить противника не сможет и лишь вызовет нагнетание ситуации, что приведет к ухудшению ее собственных позиций.

Одно мерило на все случаи жизни

Странно наблюдать, как нежизнеспособные Минские мирные соглашения превращаются в некий универсальный инструмент оценки действий всех вовлеченных тем или иным образом в противостояние сторон. Но соглашения были обречены уже на момент их подписания. Они заключались под давлением государств, которые сами в военном конфликте непосредственно не участвовали и не участвуют. Что касается тех, кто в нем завяз, то даже первого прочтения документа достаточно, чтобы убедиться, что они ничего, кроме первого этапа — заключение перемирия и отвод тяжелого вооружения, выполнять и не собирались.

Другие положения соглашения были невыполнимы, так как их реализация потребовала бы куда более сильной поддержки вовлеченных государств, чем простая подпись на бумаге. Минские соглашения следовало обсуждать более тщательно и подробно, с использованием более длительных перерывов для консультаций между этапами переговоров. Требовалось применить более сильные международные гарантии для обеспечения выполнения соглашения.

В идеале соглашение, которое действительно привело бы к миру, следовало заключить между Украиной и ДНР и ЛНР. А Россия, США и ЕС присутствовали бы в качестве посредников и гарантов.

В пока еще действующем Минском соглашении, в частности, зафиксировано, что контроль над всем восточным участком границы страны будет передан украинской стороне. Но это означало бы фактическое окружения десятков тысяч вооруженных ополченцев еще до вступления в силу гарантий их безопасности, обусловленной соглашением. Контроль над границей следовало бы передать на согласованных сторонами условиях международным организациям.

Минское соглашение предусматривает также сдачу ополченцами оружия без должных гарантий их безопасности. Но не были оговорены статус "мятежных" территорий и гарантии их безопасности на тот период времени, когда они еще только будут переходить под контроль международных сил. Фактически повстанцы оказались бы во власти и под контролем противоположной стороны.

Ничем иным, как актом капитуляции, назвать все это нельзя. И это была бы капитуляция не только повстанцев, но и России. Именно этого от нее на самом деле сейчас и требуют. И именно этого она не сделает, хотя и принимает некоторые меры сдерживания притока прибывающих на юго-восток Украины российских добровольцев.

Похоже, изначально, еще до подписания Минских договоренностей, подразумевалось, что выполнить их полностью невозможно, надежды возлагались только на первый этап процесса примирения с перспективой на дальнейшие переговоры. В то же время применяемые в отношении России экономические санкции жестко привязаны к выполнению Минских соглашений в целом.

Киеву следует пересмотреть свою риторику

Тем временем Киев продолжает утверждать (и Эстония ему вторит), что против него воюет Россия и возлагает на нее ответственность за новое обострение ситуации. Неясно, каким образом могут воевать между собой государства, которые имеют действующие дипломатические и хотя и в сокращенном объеме, но все же и экономические отношения. И в рамках этих отношений Россия оплачивает Украине транзит своего природного газа через ее территорию, чем обеспечивает значительную часть валютных поступлений Киева.

Стоит напомнить, что когда весной 2014 года подразделения добровольцев родом преимущественно из западных регионов Украины на бронетехнике выдвинулись против восставших регионов, им противостояли лишь малые и плохо вооруженные подразделения ополченцев. В регионе проживало свыше 10 тысяч кадровых и отставных военных, но имелось лишь немногим более двух тысяч автоматов Калашникова, несколько сот легких пулеметов и гранатометов РПГ, зенитных пулеметов ЗУ-14,5.

Решение Украины применить силу против восставших регионов, первоначальная нерешительность России относительно ее позиции в ситуации с Донецком и Луганском и последующие действия сторон, которые принимались уже по ходу поражений и побед повстанцев, завело ситуацию в тупик. Поезд с возможными хорошими решениями, к сожалению, уже убыл. Тысячи вооруженных повстанцев оказались в положении, когда они чувствуют себя в безопасности, лишь держа в руках оружие.

Официальный Киев не признает их даже в качестве повстанцев, ведущих боевые действия против правительственного режима. Киев трубит по всем возможным каналам, что в стране нет никакой гражданской войны, а имеет место лишь вооруженная агрессия России, боевые действия против центрального правительства ведут российские вооруженные силы и небольшое количество украинских террористов. Соответственно, со стороны правительства воюет как бы не армия Украины, а антитеррористические подразделения.

Как можно всерьез говорить о выполнении Минских соглашений, если ополченцев приравнивают к террористам?

Выполнение той части Минских соглашений, которая предусматривает особый статус ДНР и ЛНР, могло бы способствовать разрешению конфликта. Но она сформулирована размыто и предусматривает неверную последовательность действий. Тысячи вооруженных повстанцев не увидели в них для себя никаких гарантий безопасности. Никто даже не собирался их им предоставлять. Ведь они — "террористы".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

19317
Теги:
Минские соглашения, обострение ситуации в Донбассе, военная операция на юго-востоке Украины, Виллем Роода, Авдеевка, Украина, Донбасс, Россия, Вооруженный конфликт, Вооруженные силы
По теме
Басурин: украинские cиловики готовят наступление по всей линии фронта
Эстония ужесточила позицию против России по вопросу Украины
Песков: Украина де-факто признала наступательные действия в Донбассе
Комментарии
Загрузка...