Волонтеры раздают георгиевские ленточки

Охота за "нелояльными"

487
(обновлено 15:51 08.08.2017)
Борис Григорьев
Если конфликт перед выборами затихает, то его надо обязательно подогреть – видимо, по таким соображениям руководитель Фонда интеграции обнаружила очередную возможность для разделения эстонской и русской общин Эстонии

Новый руководитель Фонда интеграции Ирене Кяосаар в интервью эстонским СМИ заявила, что жители страны, включая обладателей гражданства ЭР, не могут считаться интегрированными в эстонское общество, пока не примут за аксиому факт якобы имевшей место "советской оккупации".

Вам не кажется, что получающая зарплату из средств налогоплательщиков Эстонии (включая тех самых "нелояльных") госпожа Кяосаар позволяет себе больше того, на что имеет право нанятый на работу чиновник?

Если бы это было мнение частного лица, участвующего в дебатах какой-либо политической партии либо в бытовом споре на кухне, то проблемы не было бы: каждый имеет право на свою точку зрения. А вот устанавливать критерии лояльности стране с позиции руководителя государственного фонда – уже явно перебор и не находится в ее компетенции. Тем более что и законодатель до сих пор таких критериев не определил.

Кто кого интегрирует?

Лояльность в понимании эстонского законодательства – это законопослушание, и не более того. Ни одного закона Эстонской Республики люди, трактующие события 1940 года в Эстонии как-то иначе, нежели Ирене Кяосаар, не нарушают. Кроме того, многие из них являются потомственными гражданами Эстонии, а значит, слова о том, что они "не до конца интегрированы" просто не имеют смысла. Куда должен интегрироваться человек, предки которого жили на этой земле уже сотни лет? Ведь далеко не все русские приехали в Эстонию во времена СССР, тут есть также часть старожильческого русского меньшинства, а также эстонцы, рассматривающие исторические события по-своему, а не исходя из воззрений каких-то конкретных правящих в данный период времени политических партий.

В Эстонии есть Конституция, которой определена не только "сохранность эстонской нации, языка и культуры на века", но и право на свободу слова и запрет на преследования за убеждения. По-моему, требование (под угрозой обвинения в нелояльности) поверить в какую-то определенную историческую трактовку событий как раз и является попыткой преследований людей за их убеждения.

Кстати, раз уж мы говорим о Конституции, то в ее статье 12 содержатся и такие строки: "Разжигание национальной, расовой, религиозной или политической ненависти, насилия и дискриминации запрещается и карается по закону. Также запрещено и карается по закону разжигание ненависти, насилия и дискриминации между слоями общества". Попытка разделить общество по принципу национальной лояльности явно противоречит этой статье.

Реванш за собственные провалы

Впрочем, ссылки на Конституцию, к сожалению, у нас мало кого останавливали, особенно если их предыдущие попытки навязать свою волю заканчивались крахом.

Долгое время эстонские политики твердили (а некоторые продолжают твердить и сейчас), что панацеей от всех бед является изучение эстонского языка. Откуда взялся миф о "полезности" это затеи, догадаться нетрудно – примерно оттуда же, откуда и голословные обвинения в "нелояльности". На практике же недавние социологические исследования показали, что совсем не владеет эстонским языком сейчас лишь 10% русскоязычных жителей страны. Совсем не признавать этот факт уже становится невозможно, но всегда есть шанс придумать новое обвинение в адрес русскоязычных – ведь на кого-то же надо списывать собственные неудачи.

Потому и появились претензии в "нелояльности", то есть язык выучили, а ментально – все равно чужие.

А разве может быть иначе? Даже если чисто теоретически представить, что у местных неэстонцев случится историческая амнезия и они поголовно признают рекомендуемую Кяосаар и ее единомышленниками трактовку событий 1940 года, то обязательно найдется и следующая претензия, которая не даст эстонцам возможности считать проживающих рядом русскоязычных достойными доверия.

Второе "я" Языковой инспекции

Если судить по обозначенным декларативным целям деятельности Фонда интеграции, то ничего плохого в них нет. Поддержку различных проектов, способствующих сближению проживающих в Эстонии общин, а также финансирование бесплатных курсов эстонского языка можно только приветствовать.

Однако, как это часто бывает, на практике все складывается далеко не так гладко, как на бумаге, и во многом зависит от людей, которые занимаются реализацией поставленных задач. Предыдущий руководитель фонда Дмитрий Бурнашев негатива точно в общество не привнес, за что ему можно быть признательными. К сожалению, Ирене Кяосаар уже с первого же интервью в новой должности заложила совершенно другой тон. Если ее слова начнут реализовываться и на практике, то уже скоро имидж Фонда интеграции в глазах русскоязычного населения вполне можно будет сравнить с имиджем Языковой инспекции. А раз так, то и численность "нелояльных" с каждой новой порцией негатива будет все больше расти. Может, это и есть цель?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

487
Теги:
интеграция, ущерб от "советской оккупации", Фонд интеграции и миграции "Наши люди" (MISA), Ирене Кяосаар, Эстония, Общество, История
По теме
Фонд интеграции Эстонии возглавила топ-чиновница Минобразования
Безпалько об "оккупации": на жителей Эстонии давят идеологически
Кальюлайд: ущерб от "советской оккупации" компенсациями не восполнить
Комментарии
Загрузка...