Герман Москвитин рядом с местным указателем направлений.

Свое озеро и дрессировка тюленей: рижанин на 5 лет "пропал" в Антарктиде

56
(обновлено 13:38 23.08.2016)
Прожив и проработав в Антарктиде 5 лет, рижанин Герман Москвитин уже не представляет жизни без Южного континента. По его словам, Антарктика — это наркотик.

ТАЛЛИНН, 23 авг — Sputnik. Иногда путешествия по просторам интернета могут увести действительно далеко. Так произошло с рижанином Германом Москвитиным: рассматривал разные фото в сети, случайно заглянул на сайт российского Научно-исследовательского института Арктики и Антарктики (ААНИИ) и в итоге уже пять лет работает механиком-водителем в Антарктиде, где в честь родного города даже назвал озеро, пишет Sputnik Латвия.

Герман рассказал корреспонденту Sputnik Евгению Лешковскому, как живется полярнику в компании тюленей и пингвинов.

Долга дорога в дюнах — до самых ледников

Герман считает, что Антарктида его сама притянула. Первый звонок наудачу в офис ААНИИ — и трубку сразу взял легендарный полярник Валерий Лукин, замдиректора института и начальник Российской антарктической экспедиции (РАЭ). Впрочем, об этом Герман узнал уже после того, как пообщался с ним и договорился о встрече в Петербурге.

Антарктическая станция Мирный.
© Фото : из личного архива
Антарктическая станция "Мирный".

"Я тогда спросил: есть шанс попасть на станцию в Антарктиду? И услышал: "Есть всегда!" Валерий Владимирович, можно сказать, мой антарктический крестный", — говорит Герман (вернее, пишет — мы общаемся через социальную сеть, а живьем поговорить не удастся до весны, пока наш герой не вернется обратно в Ригу после полярной вахты).

Тот разговор с Валерием Лукиным был зимой 2011-го, в апреле состоялась встреча, а потом началась бумажная кутерьма — "паспортные столы": Герман — житель Латвии, но гражданин России; военкоматы, налоговые, пенсионные, медицинские и прочие учреждения.

Плюс курсы со строгими экзаменами: медицина, личное выживание, использование дыхательных аппаратов и прочее. Герман, пока всем этим занимался, жил то в Риге, то в Петербурге.

Вертолет на станции.
© Фото : из личного архива
Вертолет на станции.

Так Герман стал участником 57-й РАЭ: первая зимовка на станции "Прогресс" с сезонами на "Востоке" — с 2011-го по 2013-й. С одной на другую раз в несколько месяцев ходит санно-гусеничный караван, тянущий емкости с топливом, чтобы обеспечить теплом и энергией зимовку полярников. Потом была база "Новолазаревская" и, наконец, — легендарная станция "Мирный", основанная в 1956-м.

Антарктида, способная свести с ума

Герман родился в Себеже. Какое-то время жил там с мамой. Отец его — военный инженер. С семьей Германа мотало по всему Союзу, пока отца не перевели на службу в Лиепаю, это было в 1979-м. Так там и осел.

Большую часть жизни Герман работал на транспорте: от дальнобойщика до выполнения разных обязанностей на заводах. И вот 2009-й год — Латвию накрыла волна экономического кризиса. В стране работу было найти невозможно, и Герман отправился в Россию: и в Москве пробовал себя, и в Великих Луках. Пока, наконец, не случилась Антарктида.

Колония пингвинов.
© Фото : из личного архива
Колония пингвинов.

"Первое время там тяжело было, особенно во время так называемых вахт на куполе — в высокогорьях, когда пейзаж вокруг не меняется несколько месяцев. Антарктида по площади больше Австралии, и иногда мне казалось, что я там вообще один. Вначале чуть с ума не сходил! Спасали только книги, видик или игрушки в компе в свободное время", — вспоминает Герман.

И полярники развлекаются кому как удается. Герман решил однажды выдрессировать тюленя, который повадился к станции за провиантом. Увы, безрезультатно. "Зажрался, видать!" — шутит рижанин. Зато всегда открыты к общению императорские пингвины, только предпочитают это делать на расстоянии.

Тюлень.
© Фото : из личного архива
Тюлень.

Работать Герману приходится на самом разном транспорте: хоть на тракторах, хоть на кораблях и вертолетах. Авиация на шестом континенте —  основной транспорт: это и доставки грузов, и зачастую  подъемный кран. Используют вертолеты Ка-32с и старые добрые Ан-2.

Когда поднимаешься в небо летом, хорошо можно рассмотреть озеро Рига. Герман сам его так назвал. Озеро находится в пяти километрах от "Прогресса". В Антарктиде много безымянных озер. Рига расположена на холмах Лансермана, что в заливе Прюдс, на землях принцессы Елизаветы. Озеро ледникового происхождения, площадью примерно 1,5 гектара, глубиной около 70 метров.

Sputnik интересуется — как полярники уживаются на станции, ведь месяцами видишь одни и те же лица. Оказывается, конфликтные люди отсеиваются уже после похода к Антарктиде на пароходе. Но, конечно, перед экспедицией всех новобранцев тщательно изучают психологи в институте.

Аэродром Ново ИЛ-76ТД.
© Фото : из личного архива
Аэродром "Ново" ИЛ-76ТД.

"Понятно, что одни и те же лица надоедают, никуда от этого не деться, — признается Герман. — Но полярники в основной массе своей такой народ, для которого слова братская любовь, товарищество и взаимовыручка — не пустой звук. Труд плечом к плечу сближает, постоянные опасности и враждебная для человека среда — тоже".

Юг — это там, где холодно

Минувшей зимой около "Востока" зафиксировали рекордно низкую температуру — минус 90,5 градуса по Цельсию.

Но Герман замечает, что низкие температуры переносятся сравнительно легко из-за очень сухого воздуха, даже несмотря на близость океана.

В центре материка, на больших высотах, минус 89 — нормально, а влажность даже 10% — это уже много. Но при такой температуре на улице можно находиться только в специальной дыхательной маске. Иначе — ожог как минимум бронхов, как максимум легких. А на побережье таких температур нет: минус 50 — уже много.

Бульдозер на территории станции.
© Фото : из личного архива
Бульдозер на территории станции.

"Тут другая беда — "дульники", — объясняет Герман. — Ветер со скоростью 40 метров в секунду гонит плотные облака снежного фирна, что полностью убирает видимость. Дуть может и день, и неделю".

По словам Германа, если "дульник" застигнет тебя в чистом поле — это смертельно.

"Однажды ночью шел к станции, и меня порывом ветра не просто толкнуло, но перевернуло в воздухе пару раз — и на столб бросило. Хорошо, друзья со станции прибежали и нашли", — вспоминает он.

"Другая прелесть Антарктиды — нехватка кислорода в воздухе "на куполе". "Восток" стоит на высоте 3,5 тысячи метров, а по уровню кислорода это приравнивается к 6 тысячам. Над Антарктикой своя специфика воздушных потоков. Они опускаются с больших высот, где воздух еще разреженней. Дышать тяжело. Но потом и к этому привыкаешь", — говорит Герман.

На станции Восток с флагом Риги.
© Фото : из личного архива
На станции "Восток" с флагом Риги.

По его словам, огонь на таком воздухе плохо горит.

"Как-то раз мы жарили шашлык, так постоянно поддували на угли в мангале строительными фенами. И температура кипения воды ниже. И растет в горшках все очень плохо", — перечисляет полярник.

Недавно в Антарктиде стала отступать зима, и солнца днем уже прибавляется. А в декабре будет полярный день, когда целый месяц солнце не садится за горизонт. Но все это — крайности.

"Ночью" постоянно хочется спать — не проснуться! "Днем" организм сходит с ума — не понимая, что же ему делать.

Летом, в декабре, на улицу и в майке выйти можно — но категорически не нужно. Обгоришь гарантированно — и капитально. И маски на лицах и очки темные — обязательны. Многие из тех, кто их не использовал, безнадежно испортили зрение.

Полярный наркотик на всю жизнь

У Германа двое детей — дочь Вика и сын Александр. Вике 25 лет, живет в Петербурге, а Саше 18, он — в Лондоне.

"Им прикольно от того, чем папа занимается. Вообще, меня много раз просили об открытых уроках географии в разных школах. Заметил, детям очень интересна тема Антарктики и полярных исследований — гораздо больше, чем взрослым", — отмечает Москвитин.

Напоследок Sputnik интересуется — не тянет ли домой, ведь до конца зимовки еще больше полугода.

"Чем ближе конец зимовки, тем больше волнуешься — домой хочется, — отвечает Герман. — Но вот ты дома — и долго привыкаешь жить в социуме. А проходит месяца три-четыре "на земле" — и возникает сильное желание уйти опять сюда. Да, Антарктика — наркотик. Там нелегко, но и без нее уже никак", — признается полярник.

Полярник Герман Москвитин.
© Фото : из личного архива
Полярник Герман Москвитин.
56
По теме
Первые советские люди в Антарктиде. Кадры 1956 года
Арктическая мода: второй ряд зубов, деревянная шапка и татуаж
Лед в Арктике может почти полностью растаять к концу года
Евросоюз хочет оставить в Арктике "мягкий след на снегу"
Комментарии
Загрузка...