Директор Эстонского института кино Эдит Сепп

Эдит Сепп: в России любят и помнят эстонское кино

103
(обновлено 11:55 18.06.2017)
Что происходит сейчас в эстонском кинематографе – на этот и другие вопросы ответила директор Эстонского института кино Эдит Сепп

ТАЛЛИНН, 16 июн — Sputnik, Денис Пастухов. В интервью Sputnik Эстония Эдит Сепп рассказала, сколько лет эстонскому национальному кино, как финансируется кинопроизводство и как встречают эстонские фильмы за рубежом

- На какие периоды можно разделить эстонское кино — на советский и постсоветский?

— Если смотреть в плане политической ситуации, то стоит добавить сюда и довоенный период (до 40-х годов прошлого века).

Первая киносъемка состоялась в Эстонии в далеком 1912 году, а первым эстонским деятелем кино можно считать Йоханнеса Пяэзуке, который и запечатлел на пленку полеты известного русского авиатора Сергея Уточкина в Тарту (27-го и 28-го апреля 1912 года), а 30-го апреля были показаны кадры этой кинохроники.

Эта дата и считается официальным днем рождения эстонского кино: таким образом, в этом году ему исполнилось 105 лет.

- Ваш институт выполняет три функции: отвечает за развитие эстонского кино и маркетинг, производство фильмов и хранение существующего фильмофонда. Кино каких годов находится в ведении EFI?

— Наш институт курирует фильмы производства киностудии "Таллинфильм", которые были выпущены в период с 1946 по 1991 годы. Эстонской республике принадлежат права производителя, авторам — авторские права.

EFI был основан в 1997 году, и, начиная с этого времени, государство дает дотацию на производство фильмов, а права на фильмы остаются производителям, то есть эстонским кинокомпаниям и авторам.

Такая же ситуация характерна и для кино за период с 1991 по 1997 годы, только те фильмы не имели финансовой поддержки со стороны государства. Права на довоенные фильмы тоже принадлежат потомкам кинопроизводителей.

- Есть ли сейчас государственный заказ на кино?

— Сейчас государство распределяет средства между производителями на основании прав авторизации. В творческом плане изготовители свободны: они сами выбирают истории, которые хотят зафиксировать на кинопленке.

- Эстонский кинематограф сейчас на подъеме?

— Да, дела идут хорошо, и у нас много зрителей. При населении в 1,3 миллиона человек два года подряд эстонские фильмы посмотрело 350 тысяч зриителей. Хотя в нашей стране вообще много ходят в кинотеатры, в прошлом году было 3,3 миллиона посетителей.

Сергей Маковецкий и продюсер фильма Екатерина Монастырская
© Фото: Ирина Тихомирова
Сергей Маковецкий и продюсер фильма Екатерина Монастырская

Производим же мы до десяти полнометражных художественных кинофильмов в год, в том числе и малобюджетные картины, и фильмы, которые сняты в сотрудничестве с другими государствами.

- Какие фильмы последних лет достойны наибольшего внимания?

— Высшее достижение — это, разумеется, попадание эстонско-грузинской кинокартины "Мандарины" в пятерку лучших иностранных фильмов в борьбе за премию "Оскар".

В десятке лучших был и "Фехтовальщик" — эстонско-финский художественный фильм. В 2007 году Вейко Ыунпуу со своим "Осенним балом" принимал участие в конкурсной программе кинофестиваля в Венеции.

Эстонский кинематограф держит свой довольно высокий уровень, и показателем этого является обстоятельство, что большинство эстонских фильмов добирается до кинофестивалей А-класса (от Нью-Йорка и Торонто до Шанхая и Карловых Вар).

Востребовано и получает высокие оценки наше документальное и анимационное кино.

- Окупаются ли затраты на производство?

— Кино — дорогой вид искусства, и возврат денежных средств не является целью самой по себе. В Европе производят фильмы не для получения кассовых сборов, а из культурных соображений.

- Кого можно выделить в качестве ведущих эстонских режиссеров и актеров?

— В данном случае я воздержалась бы от конкретных имен, так как могу забыть кого-нибудь упомянуть, что было бы несправедливо. У нас действительно много хороших режиссеров.

Что касается актеров, то существует программа European Film Promotion, в рамках которой в Берлине представляют новые имена в актерском мире. Время от времени там появляются и наши соотечественники. EFI не занимается рекламой актеров, для этого существуют агенты, но многие представители Эстонии уже сейчас снимаются за рубежом — и довольно успешно.

- В каких странах смотрят наши фильмы?

— EFI демонстрирует кино по всему миру, на различных кинофестивалях, а также организовывает Дни эстонского кино.

В Москве сейчас работает энергичный атташе по культуре Димитрий Миронов, и дела в России идут особенно продуктивно. Показы фильмов прошли и пройдут в Екатеринбурге, Чебоксарах, Владимире, Архангельске, Казани и Москве — в Третьяковской галерее (где состоится ретроспектива документального эстонского кино 60-х годов).

В России всегда очень теплый прием, во многом благодаря публике, которая помнит и любит наше кинотворчество, прежде всего актеров — Юри Ярвета и Лембита Ульфсака.

Есть и два современных фильма, которые вызывают наибольший интерес у россиян — это "Класс" Ильмара Раага и "Мандарины".

В Европе же соответствующий культурный фон отсутствует, и эстонский кинематограф для европейцев начинается с "Осеннего бала" или даже с упомянутых уже "Мандаринов".

- Что за проект, который связан с основанием эстонского Голливуда?

— В советское время у студии "Таллинфильм" был кинопавильон в Хийу, который использовался для внутренних съемок. Он устарел и был ликвидирован, так что нужен новый подобный павильон.

Кинематограф и море: что белорусы знают об эстонцах
© Sputnik / Елена Васильева, Артем Бордовский

До Голливуда этому проекту довольно далеко, целью является просто создание технологически современного места для съемок в одном из таллиннских районах. И кинопроизводители уже несколько лет планируют это.

Тем более за последние годы увеличилось кинопроизводство, и к тому же в Эстонии действует программа поддержки "cash-rebate" — фонд возврата налогов с иностранных инвестиций, что привлекает сюда производителей, которым необходим этот съемочный павильон, и сейчас идея близка к воплощению в жизнь.

- Раньше в Таллинне советские кинематографисты часто снимали европейские города. Сейчас, например, если действие происходит в Берлине, то и снимают там?

— В настоящее время ориентируются на то, как подешевле снять кино высокого качества (high-production value).

Конечно, можно снимать Берлин в Берлине, но это дорого. Эстония маленькая, компактная, из Старого города можно быстро попасть, например, на болота, к тому же страна развита в плане инфотехнологий, а люди общаются по-английски и по-русски.

Поэтому тот же Берлин лучше снять у нас, с использованием технологии green-screen, и потратить на съемку гораздо меньше денег, чем снимая в самой столице Германии.

- В связи с тем, что техника стала очень качественной (картинка почти всегда красивая), что делает в настоящее время фильм шедевром?

— История, то есть умение "старый и заезженный" рассказ представить в свежем, оригинальном ключе. Новых историй мало, и драматургически все построено одинаково, для этого и важно искусство визуальной передачи повествования. Шедевры, конечно, удаются лишь единицам.

103
Теги:
Эстонский кинематограф, интервью, EFI, Эстонский институт кино, Эдит Сепп, Евросоюз, Эстония, Общество
По теме
"Невиданное кино" покажут в Таллинне и Маарду
Таллинн в кино. 1991 — 2015
Кинематограф и море: что белорусы знают об эстонцах
Комментарии
Загрузка...