Илона Калдре.

Илона Калдре: воду не заряжала и бескровных операций не проводила

496
(обновлено 11:11 06.05.2016)
Людям трудно поверить в то, что им не свойственно, не близко и трудно объяснить. Что это за люди с особыми способностями, как они проявляются, как живется с таким даром, рассказала Sputnik известный экстрасенс.

ТАЛЛИНН, 4 мая — Sputnik. Илона Калдре — победительница "Прибалтийской битвы экстрасенсов", серебряный призер "Международной битвы экстрасенсов", участница "Международной битвы титанов", эксперт программ "Следствие ведут экстрасенсы" (Украина), "Экстрасенсы ведут расследования" (Россия), "Экстрасенсы — детективы" (Украина) и "Аppi tuleb selgeltnägija" (Эстония).

— До поры до времени мало кто даже в Эстонии знал, что рядом живет Илона Калдре, способная каким-то непостижимым образом видеть то, что для других скрыто. Вы чувствовали себя особенным ребенком?

— Нет, таким же, как и все. Ребенок же никогда не думает о том, особенный он или нет. Могу лишь сказать, что я всегда выделялась. Во дворе была заводилой, всегда стремилась к лидерству, пыталась доказать, что я лучшая — не хотела и не умела проигрывать. Зачастую мне казалось, что я чуть умнее своих сверстников, и мне действительно было интереснее общаться с людьми, которые старше. И сейчас в кругу близких людей есть те, кто на 20, 30 лет меня старше. С ними мне хорошо и комфортно, я их понимаю, не приходится объяснять вещи, которые, казалось бы, и так должны быть понятны.

Илона Калдре в детстве.
© Фото: из личного архива Илоны Калдре
Илона Калдре в детстве.

Вы сказали, что всегда выделялись? В чем это проявлялось?

— Например, всегда хотелось красиво одеваться. В советское время повального дефицита сложно было подчеркнуть свою индивидуальность, да это и не приветствовалось. Но мне и тогда это удавалось — что-то к чему-нибудь красивое пришивалось, деревянные серьги красились красным лаком для ногтей и так далее. Как-то всегда удавалось обратить на себя внимание.

И как это воспринимали окружающие, ваши сверстники? Тех, кто выделяется, часто недолюбливают.

Илона Калдре в эстонском проекте. Поиск по фотографии.
© Фото: из личного архива Илоны Калдре

— Конечно, это многих злит и раздражает. К сожалению, сильных, успешных и самодостаточных людей у нас мало кто любит. Для людей ленивых чужой успех как бельмо на глазу. В детстве меня считали воображалой и в школе не любили. Несмотря на то что я, как мне кажется, была довольно симпатичной курносой девочкой. Училась на одни пятерки, была председателем совета дружины, была активной, поэтому в седьмом классе поехала в пионерский лагерь "Артек", куда в советские времена отправляли только лучших. Там меня тоже выбрали председателем совета дружины "Хрустальная", я выигрывала все конкурсы, которые там организовывались. Завоевала первое место в снайперских соревнованиях, первое место по бальным танцам (притом что никогда до этого бальными танцами не занималась). Конечно же, меня не любили, завидовали, сплетничали.

Тема экстрасенсов возникла не десять лет назад. На моей памяти улицы Таллинна становились безлюдными, когда телевидение показывало два сюжета — сериал "Эммануэль" и "Голову профессора Кашпировского", как его сеансы окрестили в народе. Кто-то не верил в существование сверхспособностей, но многие из любопытства сидели перед телевизором. Вы тогда чувствовали какую-нибудь причастность к эзотерике?

— Мое детство пришлось на 70-е годы — это как раз было время Ванги, Джуны, Чумака, Кашпировского. Тогда темы об инопланетянах и экстрасенсах были самыми модными и обсуждаемыми в обществе. Об этих людях говорили как о небожителях. Я много читала и думала, что же они такого особенного сделали? Может, и я тоже так могу? Воду заряжать я никогда не пробовала, я в это особенно и не верила. Хотя понимала, что слова имеют силу, что есть много людей, которые в эту силу верят и она им действительно помогает. Но я и представить себе тогда не могла, что я такая же. А может быть, профессионально и на порядок выше, чем некоторые из них, и порядочнее, как сейчас я уже полагаю, понимая, что частично их работа была трюкачеством — например, бескровные операции и т.д.

А когда почувствовали силу свою, способности особенные?

Илона Калдре в юности.
© Фото: из личного архива Илоны Калдре
Илона Калдре в юности.

— Во-первых, я гадала своим подружкам. Не зная значения карт, вообще его не понимая, интуитивно рассказывала картинку событий: что будет завтра, послезавтра, будет ли сдан экзамен или нет, про любовь и так далее. Просто вытягивала карту и знала, что должна сказать вот так и так. Мне верили, потому что очень многое сбывалось. Я всегда точно знала, какой билет я должна выучить. Все экзамены сдавала на пятерки. Я всегда училась на пятерки, при этом редко делала домашнее задание. Осознание того, что обладаю особыми способностями, пришло в 2009 году, когда меня "торкнуло", что я должна поехать на Прибалтийскую битву экстрасенсов. К тому моменту многие прогнозы, которые я давала, сбывались. Например, с мужем мы играли в игру "предскажи события" — нужно было предсказать, какая машина проедет мимо, допустим через 10 минут, какой номер будет у этой машины или как сложится семейная жизнь у соседа, который недавно женился. Мне это удавалось.

Эту битву, как уже известно, вы выиграли, и с этого момента блестяще участвуете в других проектах. Много времени проводите с людьми, близкими вам по социальному статусу и профессиональным успехам. Вас не смущают страшные обряды, которые некоторые из них проводят, ведьминские наряды и всякие атрибуты черной магии?

— Убеждена, что если человек действительно обладает способностями, на него не влияет то, как он одет или какое животное находится рядом с ним. К заявлениям "мне помогает череп или волшебная юбка" относиться серьезно я не могу. От того, во что одет экстрасенс, голый он или облачен в холщовый мешок, его профессиональные качества не зависят. Способность интуита (это слово Калдре предпочитает слову экстрасенс. — Ред.) — это способности головного мозга, это работа головного мозга и только. Все остальное — антураж, которого, возможно, требует формат телевизионной программы. Но, например, когда я вижу, как прокалывают пальцы, чтобы получить каплю крови, у меня как у медика мурашки по коже бегут. Так ведь можно и инфекцию занести. На мой взгляд, если ты по-другому работать не умеешь, уходи из профессии. Нельзя калечить людей и рисковать их здоровьем. Пусть "видят" те, кто "видит" никому не причиняя вреда. Достижение результата любым путем недопустимо. Я бы вообще навела серьезную чистку в наших рядах, потому что мне стыдно за некоторых изгоняющих сущности "специалистов". Вот из-за них и рождаются мифы об экстрасенсах как о шарлатанах и неправильная оценка людей со сверхспособностями.

На одном из испытаний в Битве экстрасенсов.
© Фото: из личного архива Илоны Калдре
На одном из испытаний в "Битве экстрасенсов".

Таких ведь в Битве немало. Вы не боитесь и здесь нажить себе недоброжелателей, если уже не нажили?

— Да, к сожалению, их много и в Битве. "Ведьма", на мой взгляд, — это человек, который ведает, ведет по жизни. Разве может человек, который помогает, делает доброе дело, выглядеть таким образом — черные одежды и желание кого-то разрушить? У экстрасенса должен быть добрый взгляд, светящееся, лучистое лицо, он должен обладать интеллектом и придерживаться социальных норм, нести ответственность за то, что он делает. Можете считать меня нестандартным экстрасенсом, если я выбиваюсь из общего понятия о таких людях. Знаю, что за это меня не любят даже мои некоторые коллеги, но моя позиция — это в данном случае не желание выделиться, просто я такая, какая есть.

Илона, как я слышала, ваша мама — финка, папа — немец. У вас прекрасный русский язык, но эстонская фамилия. Кем вы считаете себя по национальности?

— В советское время в паспорте была обязательная графа "национальность". Я считаю, что национальность должна быть у человека не в паспорте, а в голове. В зависимости от того, к какой культуре он тяготеет, какие у него корни, какая кровь течет в его жилах. Знаете, мне не понятны люди, которые отказываются от своей родовой принадлежности из-за, скажем, политической ситуации или при смене власти. В моем детстве к немцам относились крайне отрицательно, но я гордо говорила, что я немка. Я немка, у меня была немецкая фамилия, немецкие корни, я слышала немецкую речь в общении со своими близкими родственниками.

Маленькая Илона с семьей.
фото из личного архива.
Маленькая Илона с семьей.

Потому что мой папа — прямой представитель немецкой национальности. Его мама Элла Христиановна и его папа Готфрид говорили между собой на немецком языке, несли немецкую культуру. Когда они приезжали к нам в гости, готовили национальные блюда. Я в этом жила, росла. Со временем на эту базу наросли и другие национальности, и я этим тоже горжусь. Я носитель русского языка, причем, на мой взгляд, грамотный носитель. Очень люблю мамину культуру — с ее поверьями, травками-муравками, все это для меня очень дорого. Ощущение национальной принадлежности воспитывается в семье. Это ровно то, что вложили в вас ваши родители.

А о сегодняшней вашей семье что бы вы сказали? Вы часто бываете в разъездах, заняты решением проблем чужих людей. Поддерживают ли вас муж и дети, не ропщут ли?

— Семье можно посвятить отдельную книгу. Если в двух словах, то когда у тебя есть надежный тыл, тебе помогают, ты абсолютно уверен, что тебя не подведут, не предадут, тогда ты можешь смело позволить себе заниматься своим делом. Я знаю, что творческий подъем приходит тогда, когда тебя поддерживают. Что касается семьи — это мой случай.

Не трудно ли жить с таким даром? Все время на виду, чужая боль, горе, слезы, бесконечные испытания.

— Я не сказала бы, что мне трудно. Мне не просто. Во-первых, ограничения накладывает возраст. Некоторые ситуации связаны с ослаблением организма — не просто лазить по свалкам, забираться на высоту, переживать чужие трагедии. Есть вторая сторона медали — есть люди, которым я мешаю, и это очень опасно. Допустим, я могу подозревать человека, я могу указать на него, и нет гарантии, что полиция его накажет, и тогда он придет ко мне.

 

Илона Калдре и участница 1 сезона Битвы экстрасенсов Алёна Орлова за работой.
© Фото: из личного архива Илоны Калдре
Илона Калдре и участница 1 сезона "Битвы экстрасенсов" Алёна Орлова за работой.

Был случай, когда я расследовала убийство молодой женщины, которую убил собственный муж, он работал в полиции, очень умело обставил все дело, я указала на него в присутствии тысячи людей, которые пришли на расследования. Прежде чем обвинить его в этом убийстве, я провела сумасшедшую работу, мне надо было не только себя и тысячи присутствующих в этом убедить, мне нужно было убедить в этом полицию, чтобы он меня потом в том же пруду не "прикопал". Нужны были такие аргументы, такие подтверждения, чтобы они тут же его скрутили и посадили. В той истории я сумела найти ее сумку, она была дома, женщина погибла дома, он ее дома задушил, а потом вынес и утопил в озере. Во-вторых, вместе с напарницей мы нашли проволоку, которой он связал ей руки и ноги, привязал к камню и утопил в озере.

Тем не менее вы беретесь за такие истории. Всегда или нет?

— Бывают резонансные истории, заниматься которыми я не буду. В частности, когда вижу, что полиция мою информацию всерьез не воспринимает, а обвинить кого-то — это значит накликать на себя беду. Я несу ответственность за свою жизнь и жизнь своих близких.

Я не могу жалеть или не жалеть о том, что обладаю этими способностями, потому что это данность. Это часть меня.

Продолжение следует…

Обсудить статью в Facebook  

 

496
Комментарии
Загрузка...